amplíe su mundo

Notice: Use of undefined constant name - assumed 'name' in /home/psrusoc/public_html/pages/document.php on line 11

Три медведя


Одна девочка ушла из дому в лес.


В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, но не нашла, а пришла в лесу к домику.


Дверь была открыта; она заглянула, увидела, что в домике никого нет, и вошла.


В домике этом жили три медведя.


Один медведь был отец, звали его Михаил Иванович.


Он был большой и лохматый.


Другой была медведица.


Она была поменьше, и звали ее Настасья Петровна.


Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка.


Медведей не было дома, они ушли гулять по лесу.


В домике было две комнаты: одна столовая, другая спальня.


Девочка вошла в столовую и увидела на столе три чашки с похлёбкой.


Первая чашка, очень большая, была Михаила Ивановича; вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровны, третья, синенькая чашечка, была Мишутки.


Возле каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.


Девочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки; потом взяла среднюю ложку и похлебала из средней чашки; потом взяла маленькую ложечку и похлебала из синенькой чашечки и Мишуткина похлёбка показалась ей лучше всех.


Девочка захотела сесть и видит у стола три стула: один большой - Михаила Ивановича, другой поменьше - Настасьи Петровны и третий маленький, с синенькой подушечкой, - Мишутки.


Она полезла на большой стул и упала; потом села на средний стул, на нём было неловко; потом села на маленький стульчик и засмеялась: так было хорошо.


Она взяла синенькую чашечку на колени и стала есть.


Поела всю похлёбку и стала качаться на стуле.


Стульчик поломался, и она упала на пол.


Она встала, подняла стульчик и пошла в другую комнату.


Там стояли три кровати: одна большая - Михаила Ивановича, другая, средняя - Настасьи Петровны, третья, маленькая - Мишутки.


 Девочка легла на большую - было слишком просторно; легла на среднюю - было слишком высоко; легла на маленькую - кроватка пришлась ей как раз впору и она заснула.


А медведи пришли домой голодные и захотели обедать.


Большой медведь взял свою чашку, взглянул и заревел страшным голосом:

- КТО ХЛЕБАЛ ИЗ МОЕЙ ЧАШКИ?


Настасья Петровна посмотрела на свою чашку и зарычала не так громко:

- КТО ХЛЕБАЛ ИЗ МОЕЙ ЧАШКИ?

А Мишутка увидел свою пустую чашечку и запищал тонким голосом:

- КТО ХЛЕБАЛ ИЗ МОЕЙ ЧАШКИ И ВСЁ ВЫХЛЕБАЛ?

Михаил Иванович взглянул на свой стул и зарычал страшным голосом:

- КТО СИДЕЛ НА МОЁМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?


Настасья Петровна взглянула на свой стул и зарычала не так громко:

- КТО СИДЕЛ НА МОЁМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?


Мишутка взглянул на свой сломанный стульчик и пропищал:

- КТО СИДЕЛ НА МОЁМ СТУЛЕ И СЛОМАЛ ЕГО?


Медведи пришли в другую комнату.


- КТО ЛОЖИЛСЯ НА МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ ЕЁ? - заревел Михаил Иванович страшным голосом.


- КТО ЛОЖИЛСЯ НА МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ ЕЁ? - зарычала Настасья Петровна не так громко.


А Мишенька подставил скамеечку, полез на свою кроватку и запищал тонким голосом:

- КТО ЛОЖИЛСЯ НА МОЮ ПОСТЕЛЬ?


И вдруг он увидал девочку и завизжал так, как будто его режут:


- ВОТ ОНА! ДЕРЖИ, ДЕРЖИ! ВОТ ОНА! ВОТ ОНА! АЙ-Я-ЯЙ! ДЕРЖИ!


Он хотел ее укусить.


Девочка открыла глаза, увидела медведей и бросилась к окну.


Окно было открыто, она выскочила в окно и убежала.


И медведи не догнали её.




El pedagogo americano Bruno Bettelheim ha estudiado las implicaciones psicoanalíticas de Ricitos de Oro y los tres osos en su obra Psicoanálisis de los cuentos de hadas. Según él, esta historia carece de algunas de las más importantes características de los cuentos de hadas que él observa además en su ensayo «cuando se termina, no hay ni sanación ni consuelo; ningún conflicto se resuelve; y no hay un final feliz». A pesar de todo, él la considera como una historia significativa porque se abordan en ella algunos problemas mayores de la infancia: la búsqueda de una identidad y los celos fraternales.

Copyright © 2016 Practique Su Ruso. Все права защищены.